РЕДКАЯ ПТИЦА

международный фестиваль
литературных изданий

Поэзия | Лирика | шифр 425

8 апреля 2017

СВОБОДА

Вот моё – ВСЁ – светит дырами…
Воздух рассёк – из тверди – вырытый…
В ушах рок-н-ролл – изъясняюсь жестами;
По небу, расплёсканному под ногами, – шествую,…

Подобных себе – рабов – взглядом меряю…
Кресты – золотые, а вера – «серая»…
Небесные брызги летят из-под обуви –
Свободу в дозволенных дозах – пробую…

Удобнее жить, когда воля – дутая,
Все – хороши, только бесы – путают…
Картой расплылось вино десертное… –
Придётся опять джинсы в стирку – жертвовать…

В червя сомнения градус мутирует,
Просватать бы душу – повыгодней – сирую,
Раз уж свобода – косая и – грязная…
А по асфальту – небо – размазано…

к Горе…
Ай-Петри


В рассветной мути светло-чёрной
мы ехали к Горе…
Шершавый плац немого моря
за окнами серел.

Гул тишины – густой и страшный –
располагал к хандре…
Дрожало море стылой кашей… –
мы ехали к Горе…

Петляла по горбам дорога –
посередине гор…
Мы ехали к Горе – потрогать
заоблачный забор.

Внизу поверхность моря стлалась
брусчатой мостовой.
Бесцветным заревом на скалах
свет брезжил неживой.

Мы ехали к Горе – светало –
край неба тускло тлел.
Над нами нависали валом
громады горных тел.

День – с темнотой всё жарче споря,
как плод пунцовый зрел…
Листом рифлёной стали море
мерцало на заре.

Огромной тучи сизый ворох
Горы вершину грел;
«гора», возлёгшая на Гору,
сползала по Горе…

Лоснилась каменная кожа
над пеной облаков.
Сочился бархат осторожно
в салон через стекло;

сентябрьским теплом – сусальным –
уж солнцу не обжечь…
Корона скалилась зубцами,
как частоколом – Сечь…

Зарделось всё румянцем хрупким –
куда ни посмотреть,
восход оранжевые руки
протягивал к Горе…

ДЖУЛЬЕТТА

Моей жене Вике

К месту – дерзость; тревоги – смешны…
Даром давешний сон устрашал…
Влёкся ряженой свитой жених
На последний – отпущенный – бал.

Верно, жили б до лунных седин,
Не случись роковая ночь?..
Что для города – чей-то сын?
Что для города – чья-то дочь?

Шли, решив все сомненья легко:
Мудрость – старцам, вино – молодым!
И вселенским алмазным песком
Небо сыпалось под ноги им.

Зрелым – глупо себя загубить;
Юным – дай лишь над бездной сплясать:
Слишком быстро дыханьем судьбы
Наполняются их паруса…

Повелеть всем мирам – вмиг застыть…
Полмгновения – вечность – глазам…
И струною натянется нить…
Избран тот, кто на праздник не зван.

Душный воздух заметно свежел…
Столько счастья! – в е-ди-ной ночи!
Видно, в двадцать – довольно уже,
А в четырнадцать – незачем – жить!..

Сотни тысяч ночей – на одну –
Не раз-ду-мы-вая – разменять!..
Вынул склянку, открыл и глотнул… –
«На балу ждёт Джульетта – меня!..»