РЕДКАЯ ПТИЦА

международный фестиваль
литературных изданий

Поэзия | Лирика | шифр 426

29 апреля 2017

ПО УМОЛЧАНИЮ

Похоже, теперь не те мы,
У нас на устах печать.
Мы можем свободно молчать,
Причём на разные темы.

Слова – наших чувств подранки.
Выпало время вернуть
Молчание – боль наизнанку,
Крик, обращённый внутрь.

ОДИНОЧЕСТВО

Одиночество, ваше высочество,
Вы прекрасный и редкий гость.
Так давно с вами встретиться хочется...
Ну, давайте шляпу и трость.

Проходите сюда, пожалуйста.
Вот, садитесь. Удобно вам здесь?
Если надо – поплачьте, пожалуйтесь,
И не бойтесь мне надоесть.

Я ценю нашу давнюю дружбу.
Чаю вам иль покрепче налить?
Иногда вам ведь тоже нужно
С кем-нибудь себя разделить.

А хотите – просто безмолвствуйте.
Может, так будет легче вам.
Мы давно с вами стали взрослыми,
И не очень верим словам.

Что, пора вам? Ну, до свидания.
Постарайтесь кому-то ещё
В пошатнувшемся вдруг мироздании
Милосердно подставить плечо...

БАЛЛАДА О МАЛЕНЬКОМ ВЕЧЕРЕ

Маленький был – и легонько, никем не замеченный,
тихо пробрался, свернулся щеночком-калачиком,
лёг у дверей, весь из сумерек, маленький вечер,
выбранный ими и именно им предназначенный.

Лёг и на них осторожно-любовно поглядывал:
ладно ли им, и уютно ли, всё ли в порядке...
Молча ловил их тревожные, нежные взгляды
и собирал про запас и в сторонку укладывал.

Время пришло, и пришлось им опять расставаться,
ну и ему уходить нужно было за ними,
чтобы бесследно в пришедшей ночи растворяться,
слившись в одну бесконечность со всеми другими.

Всеми другими – такими же – в платьях нарядных,
в строгих костюмах, и даже в каких-то лохмотьях:
сонм вечеров, друг для друга чужих, непонятных,
просто собравшихся ночь свою встретить сегодня.

Маленький вечер, который недавно был нужен
этим двоим, что так долго его выбирали,
тихо средь прочих сидел, вспоминая их ужин,
смысл разговора забыл, да и понял едва ли.

Что с него взять – он ведь маленький... Маленький вечер,
но ведь так много для них он, наверное, значит!
"Я навсегда ухожу, но ведь стало им легче", –
он улыбнулся и даже не понял, что плачет.