РЕДКАЯ ПТИЦА

международный фестиваль
литературных изданий

Проза | Детская | шифр 626

18 апреля 2017

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РАССКАЗ

За окном случился первый в этом году снег, пушистый, радостный, искристый. День хотел перейти в рождественский вечер.
Но рабочий день слегка затягивался.
Приятно, но несколько утомительно для такого долгого дня, в кабинете у врача Натальи Петровны, экстравагантная пациентка благодарила доктора за ее доброжелательный профессионализм. Телефон нагло и настойчиво звонил, мешая Наталье Петровне общаться с юной в душе дамой, со странным взглядом.
Доктору Наталье Петровне вызванивала старая институтская подруга, вернувшаяся на родную землю на рождественские праздники. Они обе были тезки, обе блондинки с большими голубыми глазами, но длина волос и величина груди, несколько отличали их внешне. Телефон опять зазвонил:
- Ты, где?
- Да больная задержала, благодарила, не удобно было прервать…
- Ага, это она благодарила, чтобы денег не платить. Ты б ей сказала, что спасибо не булькает и спасибо в карман не положишь. Я тебя жду уже, как мы договаривались в «Караване», пойду пока по магазинам.
Наталья Петровна оделась и выключила свет. Ее белый врачебный кабинет был как профессиональная хорошая рамка чудесному темному рождественскому вечеру со сверкающим снегопадом в большом окне.
Наташа спешила на встречу, благо «Караван» был рядом. Перестраиваясь в левый ряд перед перекрестком, случилось неожиданное и чуть не случилось непоправимое: объезжая заиндевевший троллейбус перед ее машиной возник силуэт ребенка … И если бы не встречная машина, повернувшая на красный и осветившая фарами ребенка, Наташа не смогла бы физически заметить этого юного орла, отставшего от маминой юбки и медленно как по детской площадке, переходившего дорогу. Его мамаша с санками стояла уже на обочине с полными ужаса глазами. Наташа резко затормозила и под пронзительный гудок этой странной встречной машины остановилась как раз перед малышом, вразвалочку ковылявшим через дорогу за 10 метров от перехода. Ребенок спокойно дошел до мамы, она его схватила, задергала и дитина зарыдала. Наташа все это видела как в замедленной съемке: падающие искристые снежинки, белую иномарку, повернувшую на красный свет с множественными текстами по бокам машины разными цветами, запомнилось несколько выделявшаяся надпись красным, наверное, название фирмы -«ANGЕL..». Каким чудесным ветром занесло сюда этого нарушителя, спасшего от трагедии и ребенка и Наташу …
Встреча двух старинных подруг, проходила по всем женщинам, известной программе: как дела, последние новости об общих знакомых…
Эта программа известна всем женщинам. Единственное, что отличает женщин-врачей высокой квалификации от других женщин – это разговоры о медицине и своем вкладе в нее родимую. И как не странно – политика тоже стала предметом разговоров на девичьих встречах.
Более крупная в оптических смыслах подружка, вернулась, из ставшей далекой страны, и во всем «плевалась» на родное – « и люди хмурые, недоброжелательные, неотзывчивые. И как вы здесь все живете, а врачи особенно».
– Я там тысячу долларов в месяц зарабатываю, а ты здесь за спасибо сидишь!
- У меня частный платный прием есть, Наташа, а спасибо - тоже хорошо.
- И чем оно хорошо, привыкли, что им все должны.
- А, ты знаешь, что значит «спасибо»? «Спаси Бог» – когда тебе это искренне говорят, люди просят Бога, чтобы он тебе помог. А от посторонних людей просьбы быстрее доходят. Это ценить надо…
- Да, ценить надо то, что на счет положишь. А на спасибо далеко не уедешь.
- Так у тебя и машины то нет, куда ты ехать собралась?
- Я образно говорю. Я вот уже три ЭКО сделала, но пока безрезультатно. Знаешь, сколько это денег стоит? Как твоя шуба! А, ты, не собираешься детьми обзаводиться?
- Вот далась тебе моя шуба! Как бог даст…
И тут, за норковую шубу Натальи Петровны, кто-то дернул за подол. Опустив глаза, обе Наташи увидели девочку лет пяти с яркой игрушкой в руках:
- Тети, вы не видели моего папу?
- Ты, что потерялась?
- Слушай, я ее тут с самого начала вижу, ходит, ко всем пристает, ее тут кормят, побирушка маленькая. Знаешь, на таких сейчас зарабатывают, она тебе якобы свой адрес скажет и попросит ее туда отвести. А там тебя бомжи ограбят и шубу твою снимут.
Ребенок стоял, задрав голову, из-под, не по возрасту взрослой дорогой шапки, торчали белокурые выбившиеся пряди. На личике была вся палитра красок – красные щечки, наверно, от жары, прозрачные слезки смешивались с зелененькими сопельками и шоколадной каймой вокруг губок – вот такая картина маслом.
- Девочка, а как тебя зовут?- спросила Наталья Петровна, протяжным приятным голосом, каким она разговаривала на работе со стариками и вредными больными.
- Наташа. Мы с папой пошли продукты покупать, а он потерялся. Мне тети с того магазина,- она махнула рукой - сказали здесь возле фонтана стоять, папу ждать.
- Надо в полицию ее сдать, - сказала Наташа, предпочитавшая счет в банке слову спасибо.
- Ты представляешь, какая травма будет у ребенка, какие-то чужие люди повезут ее в отдел, и сколько она там просидит, неизвестно. Какой нормальный папа уедет из магазина без своего ребенка. Он здесь. Надо искать.
- Ну-ну, ты хочешь, ты и ищи, а мне некогда. Все, чмоки, я поехала. Счастливых праздников… Наташи. – и улетела…
- Маленькая Наташа, хочешь пить?
- Хочу, и домой хочу, у нас там Джеки.
- А это, кто?
- Собака, она лает так: «Гав, гав».
- А, где мама?
- А мамы у нас нет. У нас бабушки есть и рыбки. И папа обещал котенка подарить, рыжего. А теперь и папы нет. И ребенок начал всхлипывать.
- Наташа, а я тоже Наташа. Водичку допила? Давай лапку.
Ладошка девочки была липкая и пахла шоколадом и соплями.
Салфетками и остатками воды Наталья Петровна вытерла личико и ручки девочки, и, по-врачебному, не забыла протереть и свои руки. И они с чистыми руками пошли в люди искать потеряшку-папу.
Музыка лилась из поднебесья большого магазина,
Оказалось, что в огромном торговом центре не предусмотрены голосовые объявления. Путешествие по многокилометровым коридором не принесло успеха в розыске. Вокруг был карнавал плюшевых кукол, кружили снежинки, звенели праздничные колокольчики. Праздник был в разгаре в огромном торговом центре. Спина у взрослой Наташи болела больше и больше, и она даже подумала: «Не позвонить ли в полицию?».
Но пока они приедут, то да се, бедный папа уже, наверно, сошел с ума. Бегает, также кидается к людям. А кто обратит внимание на мирно стоящего ребенка?
Мимо сновали Деды Морозы и всякие понятные и не понятные персонажи из новых и старых сказок. Их с девочкой чуть пару раз не придавил маленький паровозик с вагончиками, бодро и весело сновавший туда-сюда. И Наталья Петровна приняла решение: надо опереться на эту кукольную мафию.
Доктор Наталья Петровна привыкла работать с людьми и Деды Морозы с этим переодетым зверьем - тоже в середине - люди. Приложив усилия, подкрепив их обаянием, Наталья Петровна вскоре нашла главного над всеми Дедами Морозами и всей кукольной братией – он оказался Ежиком и единственным трезвым среди всего «плюшевого зоопарка». И, по велению, Главного Ежика, по всем коридорам и павильонам от одного персонажа к другому полился речитатив:
«Потерялась лапочка-дочка. Она ждет папу у фонтана! Передай другому». Помните, как в мультфильме из нашего давнего детства про семейку зайчиков.
И через минуту уже со всех сторон по кругу слышался этот слоган: «…лапочка-дочка… фонтана…другому передай…» Люди радостно отзывались и как праздничное приветствие кричали в космос, что мы здесь, мы заботимся друг о друге, мы любим друг друга…
Весь огромный торговый центр превратился в Добрый Мир вокруг маленькой девочки для розыска ее счастья.
Люди хотят быть объединенными общей хорошей целью. Пусть ты снаружи лиса или медведь или птица Феникс. Но внутри у каждого у нас есть маленькая птичка, которая радостно поет, если мы ей позволяем.
И папа-зайчик вскоре прискакал в сопровождении двух, нет, не волков, а добрых Джеки-полицейских. Он растеряно прижимал к себе «лапочку-дочку» и тихо шептал: «Спасибо».
Конечно, по законам рождественского рассказа, объявившийся папа, должен был выглядеть как мачо – высокий брюнет, поигрывая мускулами, должен был сверлить доктора Наташу прекрасным и благодарно-добрым взглядом!..
Но, нет. В «Караване» такие закончились.
Папа был не большого роста, не много лысоват, не много толстоват. Но его спасибо, искристой снежинкой опустилось на личный счет доктора Наташи.
А когда прошел шок, сказал: «Девушка! А как Вас зовут?..».